Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

LRRP

Nung river voyage. It's a state of mind.

It's a tattered red-hot wire without beginning and end, leading nowhere. It just glides over the waves forgotten patrol boat without a crew.
Remember the main thing: never get out of the boat unless you were goin' all the way.




"...Перед выходом на ночные операции медики раздавали солдатам таблетки. Дикседрин. Несет от них как от дохлых змей, слишком долго закупоренных в банке....
...Знавал я одного парня из подразделения поисковой разведки Четвертой дивизии, тот глотал таблетки пригоршнями: горсть успокаивающих из левого кармана маскировочного комбинезона, и сразу вслед за ними горсть возбуждающих из правого. Первые - чтобы сразу бросило в кайф, вторые - чтобы поглубже в него погрузиться. Он объяснял, что снадобье приводит его в должную форму.
Парень тот служил во Вьетнаме третий срок. В шестьдесят пятом он единственный уцелел, когда в горной долине перебили взвод "кавалеристов", в котором он служил. В шестьдесят шестом он вернулся во Вьетнам в составе частей специального назначения. Как-то его подразделение угодило в засаду. Он спрятался под трупами однополчан, пока вооруженные ножами партизаны проверяли, кто из раненых еще жив. Сняв с убитых амуницию - в том числе зеленые береты, - они ушли. После этого он и не мог представить себе иного занятия на войне, кроме поисковой разведки.
- А вернуться обратно в мир просто не могу, - сказал он.
И вспомнил, как ездил домой в последний раз: сидел целыми днями напролет, заперевшись в своей комнате, и иногда выставлял в окно охотничье ружье, ловя на мушку прохожих и проезжавшие мимо машины. Из всех чувств и мыслей осталось лишь ощущение пальца на спусковом крючке.
- Родных моих это сильно нервировало, - сказал он.
Но и они нервировали его. Полная взаимность.
Солдат, казалось, вечно был на стороже, все что-то искал. Спал, наверное, и то с открытыми глазами. Все боялись его. Он носил золотую серьгу и повязку, выдранную из маскировочной парашютной ткани. Никто не решался приказать ему постричься. Волосы у него отросли ниже плеч, закрывая толстый багровый шрам. Даже в расположении дивизии он шагу не делал, не взяв с собой нож и "кольт".
Но что за историю он рассказал!
- Патруль ушел в горы. Вернулся лишь один человек. И тот скончался, так и не успев рассказать, что с ним произошло.
Я ждал продолжения, но его не было. Тогда я спросил, что же было дальше? Солдат посмотрел с сочувствием. И на лице его было написано: "Кретин ты, твою мать! Какое тебе нужно продолжение?"


А вы хотите знать, каким оно было - продолжение?..
  • Current Music
    The doors - the end
perfect le fu

Вот это хардкор

Конечно приколы про суровость Челябинска уже всех малость подзаебали - но увидев вот это, я уверовал: святую истину говорят про родину жести и хардкора.
Чувак из Челябинска на Гане в разделе "барахолка снаряжения"(!!!) продает...гибрид волка и собаки.
"продам Волкособа
(помесь волка и собаки)
щенок
цена 30тр
без документов
вырастет будет такая"


Collapse )
perfect le fu

"Пьюшкин, Фугасик и "ыц"

Прочитал этот рассказ Ильи Плеханова (в жж ир_ингр).
Плеханов много и интересно пишет, разные вещи. У человека дар, он умеет подобрать правильные слова.
В этом рассказе нет описания боев или действительности, если рассказы Бабченко пробирают именно описанием того ада, в котором варились тогда люди, то этот рассказ Плеханова пробрал именно даже не описанием войны, а намеком на нее, ее эхом. Это, пожалуй, одна из самых тяжелых и жестких вещей, что я видел.
Каждому свое, но вот этот рассказ, где сначала появляется Клим со своими тяжелыми воспоминаниями, и кажется что он и будет основной...не декорацией, картиной, фотографией чего-то, о чем хочет рассказать Плеханов...к этому образу быстро привыкаешь, ждешь продолжения...но когда появляется персонаж "Пьюшкин" - сошедший с ума сапер, у которого нет ничего кроме воспоминаний и собаки-напарника, который даже в мирной сытой Москве продолжает свое дело - это человек сам живая картина, то самое живое эхо войны - вот это страшно. Его стена памяти, немой крик потерявшего голос и рассудок солдата. Крик в прошлое. Прошлое, которое для него навсегда стало настоящим, его сегодняшний день, который вечно "вчера"...
И это не вымысел, таких людей со сломанными судьбами и искалеченными душами наверняка ведь даже не десятки, а сотни.
Фугасик в какой-то момент прекращал прогулки своего напарника, и они уходили домой, чтобы утром начать свой обход и поиск взрывчатых веществ и настоящих фугасов.

Я часто смотрел на их утреннюю работу и думал, что, в сущности, никто из спешащих по своим делам людей не знает и не подозревает, что их покой пытаются сберечь сумасшедший и собакочеловек. Обход происходил всегда в одно и то же время и при любой погоде. В страшный осенний ливень я видел знакомые силуэты. Они работали. А Клим всё чернее матерился при чтении очередных новостей о терактах и потерях наших войск в Чечне…

… Я зашел во вторую комнату и включил свет. Где-то в углу вспыхнула лампочка в газетном абажуре, к ней из центра потолка тянулся провод… а стены… ободранные стены, грязные, были расписаны страшными корявыми буквами «Грозный-95», «Пусть она не права, но это моя Родина», «Санек-94», «Тамбов», «Самара», «Вечная память дальневосточникам», «Русские, спасите нас», «Добро пожаловать в ад» и ещё и ещё, надписи разных размеров, совсем мелкие…Какие-то номера в/ч, координаты, позывные… Я отшатнулся от этой стены смерти… В углу валялся тюфяк, где, видимо, спал Пьюшкин, по периметру комнаты вдоль стен стояли сотни пустых бутылок из-под водки, многие из них, залитые воском, были превращены в подсвечники… Меня вдруг стало мутить, физически накрыла волна тошноты и потемнело в глазах, уже плохо помня себя, под удивленный лай Фугасика я выскочил из квартиры. Чтобы никогда не встречаться больше с Пьюшкиным. Чтобы постараться не вспоминать эту чертову комнату, эти две чертовых комнаты.

Читайте.